Александр Стрелец предлагает Вам запомнить сайт «НАШ ГОРОДОК»
Вы хотите запомнить сайт «НАШ ГОРОДОК»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Смеяться разрешается

Читать

"Тринадцатая книга" -приключения, любовь, мистика — все это ждет вас в книге Александра Гавриленко. 

Приобрести книгу можно здесь

Чем женщины отличаются от мужчин

Чем женщины отличаются от мужчин

15 дек, 21:24
0 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
В гостях у профессора

В гостях у профессора

15 дек, 21:22
+3 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
В Время — бесценно!

В Время — бесценно!

15 дек, 21:21
+1 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Лидеры

12126 пользователям нравится сайт nasch-dom.in

От юнги до адмирала.

развернуть
От юнги до адмирала.Ч.1

Несмотря на трудности и опасности, в Англии XVII-XVIII веков служба в военно-морском флоте считалась достаточно престижной. Причин у этого было несколько.
Среди них – неплохое, даже у матросов, жалование, социальное обеспечение, недоступная большинству тогдашних обывателей возможность побывать в дальних странах. Кроме того, Роял Неви для усердного и способного моряка мог сыграть роль социального лифта, позволяя в определенных границах перемещаться по карьерной лестнице.

Что наиболее важно для изучения деятельности какой-нибудь корпорации? Прежде всего – бумаги. Документация, архивы, ордера, приказы, внутренняя переписка и так далее. Все то, что мы обычно презрительно зовем «бюрократией». Именно бумажную бюрократию и ввел в Королевском флоте в 1660-х годах новый государственный секретарь по флоту Сэмюэл Пипс.

Это не значит, что бумаг по флоту ранее не существовало. Просто они не были структурированы. С эпохи же Пипса каждая накладная или чертеж обязательно идут в архив Адмиралтейства. И в том числе именно поэтому сегодняшний обзор начинается с 1660-х годов, ибо без документов пришлось бы строить догадки о том, как, что и почему было. Бюрократия – великое дело. Но сейчас не об этом.

В 1668 году Пипс начинает публиковать ежегодный Морской список — Navy List (он же Naval Register), по сути – табель учета офицеров и матросов флота. В этом ежегоднике публикуются данные о принятых на службу офицерах, об уволенных или ушедших по состоянию здоровья, о погибших, о состоящих на половинном жаловании. В общем – вся статистическая информация по офицерскому корпусу. Так же здесь присутствует информация о выговорах и награждениях, о продвижении по службе и разжалованиях, о прибавках к жалованию, штрафах и вычетах.

Это была не только табель учета личного состава от адмиралов до юнг, но и финансовый и биографический справочник. Морской список сделал траты на финансирование офицерского состава флота абсолютно прозрачными и понятными.

Позже в справочник были включены и все околофлотские службы – рабочие и клерки государственных верфей, морского департамента, почтовой морской службы и т.д. Теперь любой желающий мог иметь на руках полные данные по тратам Адмиралтейства на личный состав.

Как же строилась карьера в британском флоте, и мог ли матрос (перефразируем здесь Наполеона) носить в своем ранце адмиральский жезл? К слову, во Франции, а позднее и в Германии адмиралы действительно имели свой адмиральский жезл. В Англии подобной практики не было, но, надеюсь, читатели простят такое преувеличение.

Чаще всего на службу попадали еще мальчиками, в 10–12 лет. Почему шли? Во главе угла, конечно же, были экономические причины. Дело в том, что зарплата даже нижних чинов в британском флоте считалась достаточно высокой – от 10 (юнга) до 24 (старший матрос) шиллингов в месяц. Это были большие деньги – к примеру, шляпник в Лондоне в этот же период времени зарабатывал около 10–12 шиллингов в месяц, то есть на уровне юнги. Башмачник – до 15 шиллингов. Крестьянин зарабатывал 3–4 фунта в год (в фунте 20 шиллингов, то есть выходило всего 5–7 шиллингов в месяц).

Доходы юнг и матросов не шли ни в какое сравнение с зарплатами коков (2 фунта 2 шиллинга в месяц), боцманов (4 фунта) или штурманов (6 фунтов 6 шиллингов в месяц). Естественно, что господа офицеры получали еще больше. Правда, в мирное время они сидели на половинном окладе.

Так что, несмотря на жестокие порядки и муштру, народ в Royal Navy тянулся. Да, в торговом флоте была возможность в определенные сезоны заработать много больше, но арматоры часто обманывали матросов, выплачивая суммы не полностью (или вообще не выплачивая). Да и сама непостоянность таких заработков не внушала мыслей о стабильном доходе.

Естественно, подобное положение дел не касалось военного времени. В отношении тех, кто был набран с помощью «прессинга», работали самые низкие ставки из возможных. Но основной костяк военного флота, который сохранялся и в мирное время, получал зарплату исправно, и суммы денежного довольствия были сравнительно большими.

Кроме того, работа военного моряка была сравнительно легка, да не покажется это утверждение нашим читателям странным. Лорд Хоу в 1793 году писал:

«если ввести измерение «человеко-тонны» (которое сродни плотности населения) в морское дело, то окажется, что на каждого матроса в торговом флоте приходится от 10 до 20 тонн водоизмещения, на кораблях Ост-Индской компании – 15 тонн на человека, на военном корабле – 2–3 тонны водоизмещения на человека. Иными словами – на военных кораблях в обычном их состоянии присутствует куча бездельников. Действительно, ведь большая часть экипажа на военном корабле нужна только в бою, в обычном плавании или в порту можно обойтись гораздо меньшим количеством людей».

Как писал Джулиус Сезар в 1761 году,

«в мирное ли, или в военное время военно-морской флот был для моряка местом, которое обеспечивало сравнительно легкое и безбедное существование».

Ну и не стоит забывать про социальное обеспечение и льготы.

А это и еда за государственный счет, и устройство в случае увечья в один из морских госпиталей. Для этих целей из зарплаты моряка удерживались шесть пенсов (пенс – 1/12 шиллинга) в месяц — что-то типа оплаты накопительной части в пенсионный фонд сегодня. Ну и, конечно же, это призовые деньги. Да, задержки в выплате денежного довольствия имели место. Но после реформ Энсона в 1757 году было установлено, что при нахождении корабля в домашних водах эта задержка не может составлять более двух месяцев, а если корабль находился на какой-то колониальной станции — то не более шести месяцев. В общем, служба на Королевском флоте имела зримые преимущества перед другими профессиями того времени.

Отметив денежные и социальные преимущества, не забудем и о морской романтике, а также присущей людям жажде неизведанного. Здесь будет уместно вспомнить известный анекдот времен позднего СССР:

«только в 3-й гвардейской танковой армии Рыбалко вы сможете посетить такие города, как Львов, Сандомир, Берлин и Прага, причем за государственный счет».

Как писал Адам Смит в книге «Исследование о природе и причинах богатства народов»:

«матери из низших сословий часто боятся посылать своих сыновей в школы, расположенные рядом с морским портом, поскольку вид кораблей и рассказы матросов могут соблазнить их сбежать на флот и уйти в море».

Уильям Спэвенс, сын мясника, сбежавший во флот в 11 лет, в своих мемуарах писал так:

«До службы на флоте я думал, что матросы должны быть счастливыми людьми. Они посещают разные страны, видят другие места, природу, посещают даже самые отдаленные уголки земли. Я думал только о несильных штормах, тропических красотках, легких деньгах и успешных плаваниях».

Ну и не стоит забывать еще об одном факте. Дисциплина на торговых судах была очень слаба, вернее – ее не было вообще. Там очень часто происходили мятежи, арматоры и заказчики периодически обманывали своих подчиненных, не выплачивали им заработанные деньги, и люди месяцами ходили в суды в попытках отсудить хоть что-то из своих честно заработанных. Так вот, очень часто морякам, завербовавшимся в военный флот, капитаны и даже Адмиралтейство помогали выиграть такие суды и оказывали юридическую поддержку.

Известен случай, когда Роберт Баркер, плотник из Ливерпуля, не только не получил своих денег, но и был избит своим работодателем так, что потерял глаз. Тем не менее, в 1758 году плотник завербовался на 74-пушечный «Торбей», которым командовал Аугустус Кэппел. Он показал себя отличным моряком, офицеры корабля оказывали Баркеру всемерную поддержку. По возвращении в Англию с помощью офицеров Роберт выиграл суд у своего бывшего работодателя и получил 26 фунтов компенсации за избиение, а также – все заработанные деньги (еще около 4 фунтов). При этом напуганный столь мощной поддержкой торговец выплатил деньги прямо в здании суда, не дожидаясь опубликования решения в газетах. И это был далеко не единичный случай. Как писал адмирал Харви:

«Наши моряки похожи на упрямых детей, не знающих, как реализовать себя, и задача офицеров – помочь им, лелеять их, как перворожденное дитя лелеет любящая мать, ради чести и блага нации».

Моряки были настоящей, даже замкнутой в себе кастой, изолированной от большинства своих соотечественников. Они даже на берегу жили в некоей «черте оседлости» приморских городов, говорили на собственном языке, и эта кастовость и закрытость для многих также была одной из привлекательных черт службы на кораблях.

Итак, какая же иерархия была на военном корабле? Здесь мы рассмотрим иерархию 1760–1790-х годов, поскольку именно к этому времени она сложилась в единообразную структуру. Прежде всего, следует четко различать «джентльменов» (выходцев из знатных семей) и «неджентльменов» (выходцев из рабочих семей или разночинцев), ибо права и обязанности у них были совершенно разные.

В XVIII веке «неджентльменов», то есть профессиональных моряков неблагородного происхождения, называли Tarpaulins (брезентные), из-за брезентных плащей, которыми пользовались моряки. Мальчишки-«неджентльмены», пришедшие на корабли, изначально получали должности юнг, или мальчиков (boy). Юнга на борту был самым низшим звеном. Он был слугой, помогал коку в столовой, занимался мытьем посуды, штопаньем мундиров и т.д. В бою юнги исполняли роль «пороховых обезьян» (powder monkey), то есть рассыпали по мешочкам порох для орудий под надзором вышестоящих моряков и подносили картузы с порохом к орудиям.

Юнги-«джентльмены» (young gentlemen) были, скорее, учениками, проходящими производственную практику на корабле, чтобы, набравшись опыта, стать мичманами (midshipmen). Они, естественно, не использовались как слуги, в плавании чаще всего находились на верхней палубе вместе с мичманами, учились работе с астролябией и хронометром. А в бою могли даже командовать орудийным расчетом.

Военно-морских училищ у англичан не существовало до 1733 года. Именно тогда в Портсмуте была основана Королевская военно-морская академия (Royal Naval Academy), куда пришли первые 40 новобранцев. Смешно, но даже в «дикой» России Морская академия была создана на 18 лет раньше.

План учебы представлял собой чередование естественных дисциплин с получением практических знаний. Срок обучения составлял 2 года. Чтобы простимулировать поступление в академию, в ее Уставе было прописано, что выпускники могут держать экзамен на чин лейтенанта через 4, а не через 6 лет практических плаваний. Однако в Англии существовала какая-то мистическая вера в превосходство практического опыта над теоретическими знаниями. До 1806 года Королевская военно-морская академия влачила жалкое существование – большинство джентри и джентльменов предпочитали отдавать своих недорослей сразу на корабли. Апофеозом сложившейся ситуации стали слова английского короля Вильгельма IV:

«никакое место так не подходит для воспитания из маленького британца настоящего джентльмена, как ют военного корабля».

Таким образом, до середины XIX века (то есть до появления броненосных флотов и машин) в Англии не придавали особого значения военно-морскому образованию, предпочитая ему практику.

От юнг перейдем к морякам. Если на корабль приходили не в юном возрасте, то изначально самой низшей ступенью была должность «лэндсмена» (landsman, «сухопутный человек»). «Лэндсменом» считался любой моряк, у которого стаж был менее года службы. Их использовали в основном в неквалифицированном ручном труде.«Лэндсмен», если он не погибал или не умирал от болезней, не свалился за борт и т.д., мог дорасти до «ординарного моряка» (ordinary seaman, моряк с опытом от 1 до 3 лет плаваний). Это была тоже черная, неквалифицированная работа, но более ответственная – покраска корпуса и мачт, сращивание тросов, погрузочные работы с безопасными грузами, спуск-поднятие лодок и т.д.Имевшие опыт более 3 лет плаваний становились матросами (able seaman). Они уже могли нести вахту, стоять за штурвалом, проводить под руководством плотника или боцмана ремонтные работы. Из них набирались такие категории, как команда плотника (carpenter's crew), орудийная обслуга (gunsmith), ответственные за содержание четверки пушек (quarter gunner). Изначально орудийные расчеты делились на «четверки». Это было очень удобно, поскольку в прошлом разные типы пушек обслуживались расчетами, кратными четырем. Чуть позже это правило перестало действовать, 32-фунтовые пушки обслуживались расчетом из 14 человек, 24-фунтовые — 12 человек, 18- фунтовые — 11 человек. 12- и 9-фунтовые пушки обслуживались расчетами из восьми и шести человек, соответственно. Тем не менее, название quarter gunner осталось и означало главу орудийного расчета, занимающегося вопросами обслуживания и эксплуатации пушек.

Далее шли старшины (петти-офицеры), к которым относились:

помощник квартирмейстера;
помощник парусных дел мастера;
помощник плотника;
помощник конопатчика;
помощник боцмана;
помощник комендора;
помощник оружейника;
капрал;
вахтенный (watch captain);
бондарь;
интендант;
рулевой;
старшина (yeoman);
парусных дел мастер;
главный старшина (master-at-arms, изначально оружейник, ответственный за хранение и выдачу оружия и боеприпасов, потом стал просто начальником над старшинским составом);
конопатчик;
канатчик (ropemaker);
оружейник (как раз это – ответственный за складирование и выдачу оружия).
В принципе при наличии усердия к службе, везения и обучаемости наш «лэндсмен» мог дослужиться до суб-офицерских должностей – это, в зависимости от специализации, плотник, боцман или комендор. Именно эти должности на уровне прапорщика или уоррент-офицера, составляли элиту «нижней палубы», являясь младшими унтер-офицерскими должностями.

«Джентльмены» в разговоре называли их «кокпитным суб-офицерством» (cockpit mate), поскольку, в отличие от матросов, их жилые помещения были расположены на кокпите – помещении, расположенном на нижней палубе в корме судна. Не следует путать этот кокпит с кокпитом у современных яхт, катеров и т.д., который представляет из себя открытое сверху, замкнутое пространство. К слову, в Англии кокпитами называли и городские районы, в которых жили беднота, воры, проститутки, одним словом – отбросы общества.

Кстати, к этой же категории суб-офицерских должностей причисляли и помощников мичманов (midshipman's mate), помощников штурманов (master’s mate) и помощников хирургов (surgeon's mate). Изначально помощники штурманов набирались из матросов, но к середине XVIII века эту должность занимал один из мичманов, который готовился сдавать экзамен на лейтенанта. Он помогал корабельному штурману (master) управлять кораблем, держать курс, поднимать нужные паруса, сообщал о проблемах с мачтами или парусами и т.д.

Юнги-«джентльмены» чаще всего сразу становились помощниками мичманов, а потом – мичманами, то есть их карьера шла гораздо быстрее, чем у обычных обитателей нижней палубы.

В 1753 году на кораблях от III ранга и выше была введена должность второго штурмана, поскольку управление 74-пушечными и более крупными кораблями было признано довольно сложным, и штурман с помощниками уже не справлялся с обязанностями.

Далее шли «патентные офицеры» (warrant oficers). Эта категория офицеров британского флота конца XVII – начала XIX века включала в себя специалистов, весьма значительно разнящихся между собой как по положению во флотской иерархии, так и по выполняемым функциям. Общим для них было то, что они получали патент (warrant) на право занятия должности не от Адмиралтейства (как королевские офицеры), а от Совета по Флоту (Navy Board). Каждый из них руководил соответствующим подразделением, или службой.

Эти офицеры уже приравнивались к «джентльменам» (commissioned officers) и питались в офицерской кают-компании (wardroom).

От юнги до адмирала.


Ключевые слова: Блог, Необычное, Позитив
Опубликовал Александр Стрелец , 10.04.2018 в 17:41
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook

Поиск по блогу

Последние комментарии

Халикова Эля
Фигня...
Халикова Эля Чем женщины отличаются от мужчин
Вячеслав Даньшин
"Не рой другому яму...
Вячеслав Даньшин Удивительная история
ASD
Карма удивительная штука...
ASD Удивительная история
Хромова Галина
Халикова Эля
Чепуха какая!
Халикова Эля Удивительная история
Ирина -
Бывает же!...)))
Ирина - Удивительная история
елена ремезова
Евгений Михайлович Кутузов
Виктор Соболев
Марина Дробышева (Пахомова)
Жуть! Не дай Бог иметь подобное.
Марина Дробышева (Пахомо… Самые приятные симптомы… смертельных заболеваний